Граффити — уличное исскуство на стенах Берлина

Искусствовед Эмили Трице назвала Берлин «граффити-Меккой в мировом уличном исскустве». Не смотря на то, что немногие люди с ней поспорили бы, декорации Берлинских улиц не являются столь великолепными, как можно подумать услышав ее заявление. Уличное искусство в Берлине — большой бизнесс. Оно не есть полностью законным, но наименование Берлина «городом дизайна» самим ЮНЕСКО, заставило властей закрыть глаза на разрисованные стены. Кроме того, надписи на стенах, привлекают туристов, а туристы везут деньги в город, который находится глубоко в долгах.

Эта статья проведет обзор развития этого вида исскуства на Берлин-Стрит — с его начала, как незначительного движения в Западном Берлине в конце 70-ых, до его текущего статуса: наследия, теперь объединенного города.

Развитие граффити в Берлине


После того, как небольшое количество немцев из востока пересекло в 80-ых Берлинскую стену, как Вы думаете, что они увидели первым?


Они видели большие цветастые письма, на немецком, английском и французском языках. Они видели политические лозунги, или впечатанные несмываемо в бетон, или распыляемые временно по поверхности, которые комментировали не только ситуацию в Германии, но и в целом политическом мире: «$лавте бога,» «Бетон Делает Вас Счастливыми,» «Смерть Тиранам.» Насколько хватало их кругозора, стена была покрыта многими слоями жизни и цвета.

Если бы они попали туда в 60-ых, то наверняка, они испытали бы желание побыстрее вернуться назад. Оставленные здания, оставленные улицы, груды щебня   —  эти области вокруг стены напоминали о Второй мировой войне, и потребуется еще 10 лет для создания первых сообществ, которые все там уладят.

Даже те ранние поселенцы, которые не были «настоящими» Жителями Берлина писали на стенах. Позовите партизан, анархистских панков или турецких мигрантов… Они или сядут на корточки и без возражений от западногерманского правительства, начнут превращать стены в памятники их собственным мыслям и верованиям.

К концу 70-ых появилась новая волна граффитистов, которые прибывали с такими новшествами, как трафареты и аэрозольные баллончики; они рисовали произведения искусства.

После падения стены…


После краха Берлинской стены граффитисты направились прямо в Восточную Германию. Митте, Фридрихсхайн, Айсберг Прензлауер — все области, которые были заняты вооруженными силами, стали новой детской площадкой для Западных художников и новым миром для Восточных художников, которые присоединились к ним. Немногие сомневались, что работа восточных немцев была более тяжелой. И они не были лучшими художниками — что они могли выразить, их власть закрывала путь к сердцам всех людей, теперь живущих в городе: они поняли, что значит быть свободным.

Улица в районе Восточного Берлина Фридрихсхайн, через год после падения Берлинской стены.

У одного жителя Восточного Берлина, была башня, которая доказывала его влиятельность в те времена. На ней было нарисованно его имя во всевозможных цветах и шрифтах. Наверное первоначально люди приняли эти рисунки за рекламу. Но чем больше они видели этого — на почтовых ящиках, на мусорных ведрах, на заборах   —  тем больше они понимали то, что он пытался сообщить: башня, как коммунистическая телевизионная вышка; башня, как небоскребы, которые возвышались над горизонтом почти каждого главного города   —  башня не для людей, которые жили там, а для эго людей, которые управляли ими. Цель этой башни была в том, чтобы показать слово, как символ силы и при этом объявить, что большинство, а не меньшинство, должно формировать общественное окружение.

Исследование: Linda’s Ex (Линда бывшая)


Летом 2003 плакаты мальчика, оплакивающего утрату своей экс-подруги Линды, начали появляться на стенах и заборах в районе Фридрихсхайн. Иногда он был похож на мальчика, готового убить себя; иногда он был похож на человека, готового убить. Какой бы ни был способ привлечени внимания, его печальные глаза всегда, как бы задавали прохожим один тот же вопрос: «Где Линда?»

Сначала, люди или игнорировали плакаты, или проявляли легкое любопытство. Но количество картин, и сообщений увеличивалось в геометрической прогрессии; и у них не было другого выбора, как начать их замечать. На одном плакате, бывший парень Линды сказал своей отдельно живущей возлюбленной, что он будет ждать встречи с ней в определенном баре каждую ночь субботы и вторника. Люди начинали полагать, что его страдание было реально. И если его страдание было реально, то значит мальчик нуждается в помощи.

«Он любит вас, Линда» -так один человек написал объявление в газете.

Ведущий радио-шоу был не так добр. «Он невежа», сказал он Линде. «Не возвращайтесь».

Казалось, что у всех есть своя точка зрения по этому поводу. И чем больше люди выражали своих мнений, тем больше граффити появлялось.

Наконец, год спустя, экс-парень Линды, (это был псевдоним художника Роланда Брюкнера), встретился с общественностью. Он признался, что Линды не существует. Вся эта кампания была мистификацией.

Новые художники


«Линда» была успешна, потому что художник общался и отвечал своей аудитории почти каждый день. Если бы он остановился, хотя бы на месяц, то интерес общественности рассеялся бы.

Критические анализы ниже исследуют художественные работы еще трех художников Берлин-Стрит, работающих, возможно  в тот же время. Как и «Линда», XOOOX, Альен и Меин Либер Прост следят за тем, чтобы их работы всегда были на виду у общественности.

XOOOOX

В Берлине есть типичные улицы с пятнами рисунков в виде черно-белых иллюстраций…, но мне нравится больше классическая манера рисования с огромными уличными бомбежками и массами избитых цитат.

Большинству людей подписи XOOOOX представляются в виде объятий и поцелуев. Для XOOOOX они представляются в виде симметрии и силы, независимо от того, насколько он изменяет ее, оно остается сильной подписью, которая не может принадлежать никому, кроме него.

Подпись показывает созерцателям XOOOOX так, как они должны его видеть: то что Вы видите — это то, что Вы получаете. Например, много людей хотели бы полагать, что его черно-белые трафареты — ироническое, антикапиталистическое заявление. Но поскольку художник рекламирует себя, то они — прямое уважение миру моды.

Его увлечение модой началось, когда он обнаружил груду старомодных журналов своих родителей в подвале. Он вырезал изображения, комбинировал их и вешал на стены своей комнаты.

Коллаж до сих пор нравится ему, но он говорит, что на улице, более практичны трафареты. Дома, он создает трафареты из своих журналов моды   —  в том числе из Harper’s и Vogue, а потом, вооруженный своим балоном-распылителем и трафаретом, он рисует свои картинки на улицах.

Примеры работ XOOOOX

Анализ работ XOOOOX

Людям нравится точка зрения XOOOOX и его объективная трактовка вещей, Он показывает каждую модель не счастливой, не печальной, не теплой и не холодной. Он даже рисует одну модель, писающей на землю; подпись XOOOOX, вытекая из ее головы как пузырьок мыслей, убеждает чувствительных наблюдателей судить ее на более гуманном уровне. Он хочет сказать, что девушка такая же, как и все остальные.

То, что отличает ее от других, является ее красотой. Художник выдвигает на первый план это, всегда нанося ее изображение на самые серые и уродливые стены, среди самых обычных каракулей.

В целом, изображения XOOOOX характеризуют художника, как ценителя обычной красоты. И это делает XOOOOX самым нетрадиционным художником, работающим на улицах Берлина в наше время.


Алиас

Мои побуждения часто интровертны и эмоциональные, но … они бренд … запоминающийся людьми, проходящими мимо. Они должны вдохновлять людей интерпретировать свои побуждения.

Судя по количеству его работ, Алиас наверное редко спит. Его художественные работы, конечно, говорят о ком-то имеющем разногласия с обществом: черно-белые картины, закрытые руками лица и маленькие дети, бессознательно сидящие на готовых к взрыву бомбах. Чувствуется, что что-то не так с внутренним миром Алиаса.

Алиас рано бросил школу и переехал в Гамбург, город, с внушительным множеством уличных художников. Развивая свое умение до продвинутого уровня, он двинулся в Берлин, где люди быстро признали его работы лучшими в городе.

Примеры работ Алиаса

Анализ работ Алиаса

Темные и мрачные картины Алиаса делают его самым серьезным художником города. Он расписывает по трафарету каждую из своих картин очень старательно и кропотливо, и всегда размещает их в место, которое лучше всего передает его обращение. Это рисунки человека, просящего, чтобы люди сохраняли его личность в тайне, они нанесены не на стену оживленного проезда, а на самом краю лестницы. Это производит впечатление, что он действительно хочет сохранять свою личность тайной, без всякого там кокетства.

Подпись Алиаса тоже важна для понимания его работы. Картина закрытого подростка с невидимым лицом сообщает его потребность рассказать о чем-то людям. Ирония то, что этот человек, достаточно гуманный, чтобы рассказать им об этом, поэтому уличный художник должен остается анонимным. Алиас считает, что это является его наградой за то, что он смеет задавать вопросы обществу.


Мейн Лиебер Прост

Все, что у меня получается, является результатом моего счастья, моей храбрости, моих фантазий или моих разочарований. Все великие художники являются великими не из-за их техники, а из-за своей страсти.

Большинство людей пройдут мимо надписей на стенах и не заметят их. Они скрываются в углах дверных проемов и растворяются в окружающей среде. Персонажи Проста, однако, указывают на людей и смеются непосредственно над прохожими. Персонажи часто — простая черная графика. При случае, Прост тратит время, чтобы зарисовать персонажей красным, белым и черным. Помещает он свои художественные работы в любое бесплатное место, которое можно найти: переулки, главные улицы, рекламные объявления, дверные проемы, знаки. Ни один район в городе не обошелся без него.

Не смотря на это, общественность знает не так уж и много об этом художнике. По юридическим причинам он охраняет свою личность. На более артистическом уровне, анонимность позволяет ему представить улыбающиеся лица, как сущность его работы.

Примеры работ Мейна Лиебера Проста

Анализ Мейна Лиебера Проста

Легко упустить суть улыбающихся лиц Проста. Поверхностно они похожи на простых одноминутных болванов-учеников средней школы. Но та простота — это то, что делает лица Проста очень интересными, по двум причинам.

Во-первых, это позволяет Просту помещать свои изображения в места, в каких немногие другие художники посмели бы рисовать. Алиасу, например, требуется время, чтобы поместить и распылить свои изображения и, поэтому, он работает в более изолированных местах, чтобы уменьшить возможность того, что его поймают. Прост должен только провести быструю линию, и рисунок закончен. Фактически, он теперь привлек так много поклонников, что ему уже не обязательно ставить свою подпись: его работа, а не его имя, стала его идентифицировать.

Во-вторых, художник помещает своих персонажей так, что они громко смеются над чем-то происходящим именно в тот момент, когда кто-то проходит мимо них. Естественно, что увидев персонажей Проста, указывающих на них, люди задаются вопросом, какова шутка, думая: «А не я ли это, случайно?» Каждый характер вынуждает прохожих подвергнуть сомнению то, что их окружает и (я надеюсь, если они не хотят ставать параноиками) найти удовлетворительный ответ.

Перемещение В Майнстрим


Посетители Берлина склонны задавать один и тот же вопрос: действительно ли уличное искусство является законным? Это — трудный вопрос для жителей Берлина. В центральных частях города, по крайней мере, отношение к этому разное — присутствует и небольшая критика. Глава команды антинадписей на стенах, Главный Детектив Марко Мориц, настаивает, что граффити на стенах города нужно называть преступлением.

В интервью с Местной газетой он заявляет, что главная цель его команды состоит в том, чтобы поймать и наказать команды рисующие на стенах. Он называет бомбежками то, что команды разрисовывают целые поезда и иногда здания своими подписями и цветами. Но Мориц заинтересован не только со порчей общественного достояния; он утверждает, что некоторые команды, занимаются перевозкой огнестрельного оружия.

Их незаконное поведение, является побочным результатом попытки властей превратить уличный арт в средство заработка. Когда ЮНЕСКО наименовало Берлин Городом Дизайна, никто не сомневался, что этот вид исскуства будет процветать. Местные фирмы и даже местные власти нанимали художников, чтобы рисовать фрески на фронтах их зданий. Наиболее классно, на стене в Крейзберге, художник Блу нарисовал двоих мужчин, пытающихся разорвать маски друг на друге от   —  этот рисунок символизирует борьбу в Берлине в течение его первых нескольких лет воссоединения.

Такие работы делают уличное искусство достопримечательностью. Художники, такие как XOOOOX, Меин Либер Прост и Алиас начали делать выставки и продавать свои работы в галереях. Они все еще работают на улицах, но они больше не бедные художники, какими они когда-то были. Они могут позволить себе ездить и работать в странах во всем мире.

Эти художники полагают, что уличное искусство должно охватить более широкую аудиторию, а местные, более традиционные художники, с этим не соглашаются. Они утверждают, что уличное искусство имеет свое влияние только из-за поддержки общественности. Такие расхождения во мнениях дают место в этой отрасли, только господствующей тенденции. Следующие несколько лет дадут уличному искусства потенциал, стать общественным движением столь же глобальным, как когда-то в 50-ых и 60-ых.

Большое спасибо за плагин автору под ником «WordPress-theming.ru».

Друзьям:

Форумам:

html-код::

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • 100zakladok
  • Add to favorites
  • Digg
  • del.icio.us
  • blogmarks
  • Yahoo! Buzz
  • Live
  • Tumblr
  • Yahoo! Bookmarks
  • Reddit

2 Comments

  1. Маша

    {32 {32 {32 {32 {32 11*

  2. BletlewArep

    Спасибо! очень полезная информация!

Оставить коммент